Инновационная образовательная сеть
АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика"

Александр Тубельский. Перечитывая педагога

01 Июня 2017 0:00

Накануне дня защиты детей, ровно 10 лет назад, ушел из жизни Александр Наумович Тубельский, педагог, создатель и директор «Школы Самоопределения», где каждый ребенок, будь он даже двоечник и хулиган, мог рассчитывать на уважение окружающих. Просто потому, что он человек. Где и взрослые, и дети чувствовали себя свободно.

К сожалению, многое изменилось в нашей отечественной системе образования в последнее время. Былые достижения кажутся несбыточной мечтой. А давние опасения, увы, по-прежнему пугают.

Перечитывая давние статьи Александра Наумовича, хочется не просто вспомнить прекрасного педагога, поностальгировать о светлом прошлом, но – попробовать вернуться к заданной им норме: осмысленному образованию, школе, ориентированной на ребенка.

Настоящая школа

Нам предстоит понять, что задача школы не в том, чтобы её выпускник последовательно прошагал по ступеням одной и той же для всех людей лестницы, а в том, чтобы счастливо, без зазоров, смог попасть в свою судьбу - единственную.

Мы имеем дело с теми, кто жить будет после нас. Мы не знаем (и слава Богу, что не знаем), как там им придётся в будущем, как они его устроят. Надо дать ребятам возможность быть самостоятельными, уметь выбирать, сознавать себя, уважать других, уметь учиться и любить делать полезные дела.

Кто-то сказал, что школа - единственное место, в которое человек приходит слушать ответы на вопросы, которых он не задавал. Мы же хотим, чтобы всё было наоборот, чтобы школа была тем местом, где учатся задавать вопросы, из которого уходят с вопросами.

Ответы человеку может дать кто и что угодно. Вопросы же он может сформулировать только сам - к жизни, к себе, к миру, культуре.

В учебном процессе школы будут широко использоваться неурочные формы: предметные и межпредметные погружения, разнообразные лабораторные и практические занятия, образовательные поездки и путешествия, диспуты и конференции, самостоятельная работа с медиасредствами. У всех учеников должна быть возможность занятий в лабораториях школы или в окружающей среде над самостоятельно выбранными темами и проектами. Учебный план, кроме обязательных предметов, должен включать курсы и мастерские по выбору, набор которых расширяется по мере взросления подростков. В каждой предметной области у школьников должна быть возможность выбирать формы и способы освоения материала и предъявления освоенного…

Современное образование должно давать ребёнку представление о разнообразии мира, о разнообразии подходов, о разнообразии концепций. Он должен понимать их смысл и вырабатывать свою позицию. Без этого невозможно создать вменяемое общество.

На всё, что происходит в школе, надо смотреть только с точки зрения того, насколько это освобождает ребёнка, превращает школу в место для детей. Или для чиновников? Это, вероятно, главный выбор, который делает учитель. Он работает для детей или для начальства?

И здесь, к сожалению, нет середины.

Настоящий директор и настоящие учителя

Достоинство ребёнка невозможно без достоинства учителя.

А раз так, то передо мной, директором, стоит задача поднимать, развивать чувство собственного достоинства и в учителях.

Если нормальному, незатурканному учителю дать возможность свободно и творчески действовать, забыв о спущенной сверху программе, которую он обязан вдолбить в своих учеников, о соотношении двоек с пятёрками, которые ему предстоит выставить в конце четверти, - такой учитель способен на чудеса.

Опасения

Почти всё, что исходит сверху по адресу детей и школы, словно поражено каким-то вирусом, заставляющим абсолютно не чувствовать школу. Да и саму жизнь.

Монотонность процесса (школьного), серая предзаданность будущего, ощущение себя какой-то пешкой в административно-хозяйственном потоке - таково последствие надзора и контроля, сгибающее тех, кто слабее, напрочь отвращающее от школы более сильных и молодых.

Но пока учителя всё больше и больше зажимают. При этом всё чаще звучит: «Ну что вы, надо быть реалистами, так положено». Как положено? Учить детей с чувством подобострастия к начальству и с отвращением к своему делу?

Лучших учителей лишимся, вершины обрежем. Правда, говорят, что зато «массе» облегчим жизнь. То есть сделаем всё, чтобы погасить в учителях способность к личностному росту, превратим их в бессловесную и бездумную «массу». А потом будем эту «дидактическую массу» направлять, чтоб ей стало совсем легко и думать вовсе не приходилось. Только неужели детям от этого будет легче? Лучше?

Каждый учебный день я сижу на жерле вулкана - ведь случиться может всё, что угодно.

На вопрос о нужных и лишних страхах я отвечу коротко: есть страх перед своей совестью. Все остальные страхи отнимают свободу учителя и портят жизнь детям.

Но как раз страх перед совестью многие предпочитают снять с себя вместе со свободой, вместе с ответственностью, довериться учебникам и стандартам - так спокойнее.

Учитель никогда и не задаст себе вопрос: «Зачем я это делаю?», если его работа будет строго регламентирована стандартами, программами, поурочными планами.

Усиление бюрократического давления на школу сегодня, может быть, пострашнее прежнего идеологического гнёта.

Настоящее воспитание

Я терпеть не могу классные часы, которые посвящены нравственным беседам о том, что хорошо, что плохо. На этом пути ничего не светит. Единственное средство - накапливать положительный опыт жизни. В семье, в школе, в отношениях с учителями, с другими ребятами.

Накопления у человека опыта жизни, опыта отношения к другим людям, опыта усилий, опыта уступок и т.д. - это главное в воспитании личности, я думаю.

Наше дело (в особенности по отношению к «трудному» ребёнку) - не только требовать от него вести себя с людьми по-человечески, но прежде всего к нему относиться по-человечески, делать его свидетелем и участником радости от человеческих отношений, свидетелем отдавания чего-то, ущемления своих интересов ради другого.

Опасения

Некоторые вводят чуть не с начальной школы курсы «основ нравственности» или «гражданственности», желая заставить ребёнка усвоить нравственные понятия вне опыта, вне нравственного действия. Даже объясняют, что такой курс представляет «систему работы», т.е. он якобы эффективнее, чем какой-то там разбор конкретного факта жизни вместе с ребёнком.

«Эффективность» иногда достигается: впоследствии дети подставляют вместо любого анализа жизненных явлений метку, название, не вдаваясь в суть событий, оставаясь глубоко безразличными к добру и злу.

Думается, всё это от спешки, от того, что для многих ребёнок - недоделанный взрослый; надо его поскорее доделать, привести к логике взрослого. К логике-то он, может быть, и придёт, но не станет ли ценой этому укоренение самых циничных взглядов на жизнь?

Ощущение взрослыми того, что ребёнок недочеловек, что он ещё ничего не понимает, поэтому им надо руководить (а руководят у нас в стране всеми, в том числе и детьми, жёстко и круто), делает ребёнка бесправным существом.

Если молодой россиянин видит противника в любом человеке, который не так мыслит, - откуда это? Думаю, что один из главных виновников агрессивности наших сограждан - это наша однолинейная, однополюсная, проповедующая единственную истину школа. Такая школа взрывоопасна для будущего.

Настоящие стандарты

Не стандарты по предметам, а перечень норм, без которых невозможно образование. К примеру, отопление и освещение школ, оборудование классов и библиотек, достойная зарплата учителя, создание в школах атмосферы добра и внимания, а не тотального контроля.

А о том, чему учить детей, лучше позаботятся родители вместе с учителями школ, где учатся их дети. Позаботятся и о том, чтобы эти школы были не стандартные, а разные, на наши разные вкусы.

Опасения

Стандарт становится просто-напросто средством манипулирования всеми учителями и детьми нашей страны какой-то группой людей, случайно прорвавшейся к соответствующему административному ресурсу.

…стандарты по учебным предметам словно и требуются для того, чтобы выработать у наших детей привычку мириться с неуспехом (поскольку не каждый дотянет до «стандартного» уровня); неспособность к коммуникации (ибо даже коммуникация с учительницей сведётся к минимуму) и отсутствие мобильности (поскольку знания будут вдалбливаться раз и навсегда). Ну тогда так и скажите: стандарты вводятся для того, чтобы наши люди чувствовали себя ничтожными, были безынициативны и не умели между собой взаимодействовать.

Тогда, конечно, разделяй и властвуй. Не хотелось бы в это верить...

Настоящий учебник

В эпоху интернета школьный учебник истории вовсе теряет смысл как центральная для обучения книга. Должно быть множество интересных школьникам книг, хрестоматий (они, кстати, появляются). Нужны различные источники, а дело педагога - использовать их так, чтобы учитывались состояние его учеников, их возраст, их опыт.

Опасения

Я числюсь членом экспертного совета по учебникам. Вот приносят как-то учебник для пятого класса. Там скучнейшие определения литературных жанров. Спрашиваю: «Дорогие мои, а зачем вы это здесь пишете?» Отвечают: «Для пропедевтики». Я им: «А что пропедевтируете?» - «Чтобы у ребёнка сохранилась любовь к чтению». - «Да такими текстами вы же только отвращаете ребёнка от чтения. Ему же надо влюбиться во что-то в процессе чтения, во что угодно, но влюбиться!» Негодующе пожимают плечами.

Не дело чиновников придумывать школьные программы, не дело чиновника экспертировать их выполнение, не дело чиновников решать, какие должны быть учебники. Их дело - создать для педагогов и для детей условия. И не мешать.

Подготовила Людмила Печатникова



Все "Вести образования"

система комментирования CACKLE

Подписка



Анонсы событий
Новости проекта

Укажите свой e-mail:




АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика": Cеминары и конференции | Библиотека | Сведения об организации
Адрес: Москва, 105187, ул.Щербаковская, д.53, стр.17, офис 207, тел. 8-495-247-58-00 E-mail: eureka@eurekanet.ru
Все права за Институтом проблем образовательной политики "Эврика" © 2001-2017


 Rambler's Top100