Инновационная образовательная сеть
АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика"

Анатолий Шперх: Бессмысленно трансформировать школу. Нужно искать то, что придет ей на смену

21 Мая 2017 0:00

Вы, конечно, ошибаетесь, Герман Оскарович!

Анатолий Шперх, учитель-исследователь, руководитель Школы инженерного мышления ЛНМО:

– «Проблема нашей школы, в моем понимании, что она осталась школой XIX века», — сказал Греф. Он отметил, что современную школу «родил Вильгельм фон Гумбольдт в униженной Германии, завоеванной Наполеоном». По его словам, тогда стране «нужно было родить солдат». «Гениальный Гумбольдт для своего времени подал идею всеобщего образования и создания из молодежи такой армии учеников», — сказал Греф.

Нашу школу принято ругать. Герман Оскарович – не исключение. Он давно и планомерно проводит идею о том, что школа наша застряла в 19 веке, вспоминая, естественно, прусскую школьную систему (из которой, впрочем, вышло большинство современных систем образования – далеко не только российская). Причина понятна - именно прусская система была взята за основу при создании еще дореволюционной российской школы. И все, что мы имеем плохого, традиционно списывается туда, к прусским корням. Оно, конечно, понятно. Школа, призванная «родить солдат», по определению не может быть современной и эффективной.

Греф сослался на министра образования Японии, который в 1850 году «честно писал», что «нынешняя система насильного образования не несет счастья школьнику, она создана для государства».

Впрочем, именно здесь, как мне кажется, Герман Оскарович ошибается, оказавшись в плену мифов и предрассудков.

Начну с того, что современная российская школьная система почти ничем не напоминает прусскую образца Вильгельма фон Гумбольдта.

Давайте попробуем проанализировать. Что собой представляли реформы Гумбольдта?

«Человек должен был стать самостоятельной личностью, творцом своего мира, автономным, свободным, с полными правами. Воспитание должно воспитывать к самоопределению, не к подстраиванию к традиционному миру. Должно обучать не утилитарным вещам, а пробудить «силы», способность к спонтанности и абстрактному мышлению, так, чтобы человек в непредусмотренной ситуации мог бы выбрать наиболее разумное.

Новым было и то, что образование должно происходить через культуру, опосредованную книгой: впитывание в себя чужого духа и его трудов пробуждает собственный дух и воспитывает его. Это идеал неогуманизма, который появляется в середине 18-го века набирает силу в начале 19-го. Он обращается за помощью для развития личности к древним грекам: римляне ужимали личность, христиане – естественное, а современность (просвещение) стремится только к материальной полезности. Греки же воплощают идеал разностороннего развития. Через Гýмбольдта обучение греческому принимает новое значение: язык – это главная форма человеческого познания мира». (Википедия).

Что из этих целей реформы Гумбольдта имел в виду Греф? Непонятно.

Впрочем, кое-что все же роднит современную образовательную ситуацию с губольдтовыми реформами.

Одной из целей тех реформ было реализовать государственный суверенитет в школьном образовании внутри страны: одна страна, одна школа. Единые программы, единые учебники, единые правила.

Но отличий все же намного больше. Помимо принципов неогуманизма, одной из основных характеристик прусской реформы была подготовка хорошо квалифицированных учителей, которые должны были учить детей «намного большему, чем предусматривал учебный план: они учили их самостоятельно мыслить, не следовать предрассудкам и смотреть открытыми глазами на происходящее».

Видим ли мы это в современной российской системе? Отнюдь. Боюсь, что Герман Оскарович оказался в плену распространенного мифа о том, что прусская система – это палочная система, школа – казарма и т.п.

Вспоминая гумбольдтовые реформы, Греф пишет о том, что они готовили «армию учеников». Подчеркивая при этом слово «армия» и деликатно уводя на задний план «учеников». А ведь недаром в знаменитой фразе, приписываемой Бисмарку, говорится о том, что войну с Францией выиграл именно прусский учитель.

Образовательный смысл прусской гимназической системы заключался в том, чтобы дать всему населению необходимый базовый уровень культуры, без чего невозможно нормальное, а тем более, ускоренное научно-техническое развитие. Да, можно говорить о том, что прусская система готовила «солдатов индустриальной армии». Но истинный смысл ее заключался в том, что эти «солдаты» готовы были расти дальше. Обслуживать современную технику. Осваивать новые технологии. Становиться инженерами, врачами, специалистами.

«О чем речь? Да все о той же закономерности, которая проявляется во всех сферах человеческой деятельности. Если вы хотите, чтобы ваши футболисты стали чемпионами мира, сделайте так, чтобы миллионы мальчишек играли в футбол. Если вы хотите, чтобы на ваших киностудиях каждый год создавались по десятку шедевров, обеспечьте производство 300-400 кинокартин в год. Да, две-три сотни из них будут «так себе», но они, вместе с сотней хороших фильмов создадут ту почву, на которой только и смогут вырасти десять шедевров. Именно такую интеллектуальную, культурную почву, на которой уже в свою очередь прорастала интеллектуальная, научно-техническая элита, и создавала прусская гимназическая система» (Вячеслав Державин, https://topwar.ru/37776-voyna-kotoruyu-vyigral-prusskiy-uchitel.html).

Дает ли эту почву наша современная российская система образования? Вряд ли. Потому что, созданная по прусским лекалам, она не остановилась на 19 веке, как считает Герман Оскарович. Увы, удержаться на уровне прусской системы ей не удалось. Потому что из всей системы была взята только идея унитарности, контроля и единомыслия. Увы, ни о каком умении «самостоятельно мыслить, не следовать предрассудкам и смотреть открытыми глазами на происходящее» сегодня говорить не приходится.

А раз так, то, попытавшись закрепиться в веке 19, она плавно сползает вниз.

Куда?

Хотите маленький эксперимент? Я сейчас процитирую один документ, а вы попробуйте сказать, не о нашей ли школьной системе он написан:

1. Предусматривается всеобщее школьное образование: если родители не отдают детей в школу, то на них налагаются штрафы. Посещение школы должно быть ежедневным.

2. «По воскресеньям учитель должен со своими учениками один час в школе повторять пройденное».

3.Требования к учителям: покровители школ должны принимать на должность учителя только хорошо сведущих людей, которые должны вести безупречный образ жизни и во всём быть образцом для своих учеников. Они не должны быть ни алкоголиками, ни ворами, ни дебоширами . Каждый соискатель на должность учителя должен подвергаться экзамену со стороны церковной инспекции. Учителя не должны использовать учеников в своём домашнем хозяйстве.

4. Учебный материал (чему учить): алфавит, диктовка слов по буквам, чтение, заучивание наизусть, катехизис.

5. Введение единых учебников: всё множество местных учебников, которые отличались даже от деревни к деревне, должны быть заменены одобренными … едиными учебниками.

Не узнали нашу современную школу? Между тем я процитировал «Прусский королевский генеральный регламент сельских школ» (Königlich Preußische General-Land-Schul-Reglement), введенный в 1763 году. Это был важнейший школьный регламент века, который регулировал все стороны школьной жизни. Как же все похоже на ту школу, к которой стремится наше министерство! Я деликатно выбросил из цитаты упоминания о церковном надзоре за работой школ и о роли религиозного воспитания в образовательной программе, но, сдается мне, я мог бы и это оставить – именно к этому мы несемся семимильными шагами.

Так что, Вы не правы, Герман Оскарович.

Наше образование не застряло в 19 веке. Если уж вспоминать Пруссию, то на нашем календаре век восемнадцатый. (О прусском образовании в 18 веке см. http://www.hrono.info/proekty/metafizik/fk109.php)

Впрочем, кое-что в описанной истории мне все же дает повод для оптимизма.

Дело в том, что ни «Прусский королевский генеральный регламент сельских школ», ни всё описанное Вильгельмом фон Гумбольдтом не было реализовано в полной мере в Пруссии ни в 18, ни в 19 веке.

Да, в реальности прусская школа была именно машиной для производства винтиков индустриального общества. Но интенции, заложенные в нее Гумбольдтом, позволили воспитать плеяду людей, создавших индустриальную революцию 19 века. Рассчитанная на производство винтиков, система оказалась способна рождать и творцов. За счет чего? Прежде всего за счет того самого «прусского учителя, который выиграл войну с Францией».

Наша современная система устроена куда хуже прусской. Наша школа – это не фабрика, а всего лишь камера хранения. Способна ли эта школа переформатироваться? Сменить парадигму, перейдя, как пишет Греф «от преподавания знаний к преподаванию навыков»?

Не знаю. Не уверен. Нынешний откат (ярчайшим примером которого является деятельность министра образования) говорит именно о том, что школа, будучи очень консервативным институтом, не приняла нововведений Закона об образовании, тихо саботирует требования ФГОС и приветствует всевозможные откаты «к советской системе». Камера хранения воспроизводит архаические модели и категорически не приемлет en masse модернизацию в духе современных тенденций. Более того, очень часто возникает ощущение, что эта камера хранения – навсегда. И потому что таков запрос свыше, и потому что именно такая практика наиболее «ресурсосберегающая», что очень важно в условиях шагреневой кожи современной экономики России.

Но это не так. Именно в камере хранения и может рождаться будущее, ибо в застойной воде, в которой задыхается всё живое, неизбежно это самое живое будет создавать своё – работающее поверх, вне и независимо от существующей системы. Современные технологии позволяют найти учителя и соединиться с ним из любой самой отдаленной точки. И застой только ускоряет эти процессы.

Вокруг этих учителей будут кристаллизоваться новые школы. Да, собственно, эти школы уже и кристаллизуются. Бессмысленно трансформировать школу. Нужно искать то, что придет ей на смену.

Да, всё плохо. Но плохо – не всё.



Все "Комментарии"

система комментирования CACKLE

Подписка



Анонсы событий
Новости проекта

Укажите свой e-mail:




АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика": Cеминары и конференции | Библиотека | Сведения об организации
Адрес: Москва, 105187, ул.Щербаковская, д.53, стр.17, офис 207, тел. 8-495-247-58-00 E-mail: eureka@eurekanet.ru
Все права за Институтом проблем образовательной политики "Эврика" © 2001-2017


 Rambler's Top100