Инновационная образовательная сеть
АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика"

Анатолий Шперх: О запретах

06 Марта 2017

«Нельзя!» – говорит рассерженная воспитательница на площадке расшалившемуся малышу.

«Почему нельзя? Мама мне разрешает, а тут – нельзя?» – не собирается подчиняться ей ребенок.

Тинейджер приходит в школу, сделав немыслимую прическу. «Нельзя!» – говорит ему строгая учительница. «Почему, где это написано?»

Мы живем в мире правил, и без правил невозможно существование в социуме. «Старшим нужно уступать». «Убийство наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет». «Правила дресс-кода нашей компании описаны в документе…» Некоторые из них для нас естественны, впитаны с молоком матери, другие навязаны извне – государством, обществом, коллективом.

Естественно, что и воспитание детей обязательно идет в рамках определенных правил. Мама, видя, что младенец подползает к краю кровати, делает строгое лицо и грозит пальчиком: «Нельзя! Бо-бо»

С этого и начинается столкновение ребенка с правилами, с запретами. Еще больше их возникает, когда он приходит в детский коллектив.

Вот тут-то и начинается самое интересное. Потому что существуют две принципиально разные схемы выстраивания поведения в группе.

Первая – внешние правила, принятые всеми как данность, как нечто, не обсуждаемое. «Нельзя, потому что нельзя!» Это не хорошо и не плохо само по себе. Смешно и нелепо объяснять младенцу, почему нельзя подползать к краю кровати и заглядывать под нее. Не объяснять надо, а спасать, грозя пальцем и делая «страшные глаза», чтобы ребенок и не думал впредь повторить свой опыт.

Такая же модель живет и в педагогике. «В нашей школе принята школьная форма черного цвета». Почему принята? Почему именно такая? А что, если черный мне не идет? Не важно. Не обсуждается. Потому что есть Закон. Есть Устав. Есть Инструкция. При этом правила могут быть нелогичны и непонятны подростку. А его заставляют носить именно черную форму.

Подобный подход очень продуктивен, если речь идет о воспитании послушного и дисциплинированного исполнителя. Следование многочисленным инструкциям действительно дисциплинирует и заставляет быть очень внимательным к их соблюдению. Ибо за расстегнутой пуговицей, вытащенным на уроке мобильным телефоном, сбеганием весенним солнечным днем во двор следует наказание. «Если мы не увидим первых ландышей, то мы опоздаем на всю весну!» Нет. Нельзя. Есть положение, есть инструкция.

И эта инструкция создана ради вашей безопасности. На улицу? На перемене? Вы с ума сошли? По правилам вас можно выпускать на улицу только в сопровождении родителей.

Я слегка иронизирую, но суть этого подхода в том, что для ребенка создается комфортная безопасная среда. Создается специалистами, профессионалами, которые знают, что нужно ребенку. Знают, как дОлжно ребенку вести себя в разных ситуациях. Знают, как.

При этом роль ребенка здесь – роль статиста. За него решили, ему навязали. Он обязан следовать. Точка.

Другой подход, другая схема – это когда правила выстраиваются не ДЛЯ ребенка, а ВМЕСТЕ с ребенком.
Вы заметили, в самом начале моего повествования мама, грозя пальчиком младенцу, не просто говорит «нельзя!», но прибавляет к этому «бо-бо!». Почему она это делает? Ведь, казалось бы, малыш ничего не понимает. Но мама хочет, чтобы ребенок осознал последствия. Чтобы понимал – ПОЧЕМУ нельзя? Потому что – «бо-бо»!

Эта схема предполагает, что правила выполняются осознано. И вырабатываются вместе. Ты хочешь посмотреть, что будет, если ты не послушаешь меня? Перегнешься через край? Давай посмотрим. И – ловит его, падающего с кровати. Испугался? Так вот, больше так не делай!

Почему она так делает? Потому что мама разделяет с ребенком ответственность за его поведение. И – показывает ребенку, что будет в случае нарушения.

То же и в детском коллективе. Правила можно диктовать. Но правила можно и выращивать. Когда они рождаются из живой жизни, из проб и ошибок. Вы готовы взять на себя ответственность не играть в телефон на уроке? Давайте попробуем. Но, если не справимся – тогда придется ввести запрет. Потому что – мешает. Реально мешает. На улицу? Успеете переодеть сменку и одеться в гардеробе за пятнадцать минут перемены? Уверены? И никто не опоздает? Давайте попробуем, но, если не получится, придется запретить. Потому что без одежды – нельзя. Без сменки – нельзя. Не понимаете, почему? Давайте поговорим.

Да, такой подход сложен. Он требует серьезной работы воспитателя. Принятия на себя некоторой ответственности. Нужно договариваться. Уметь «подставить руки», если малыш начнет падать.

Но умение договориться – вещь сложная. Сложная потому, что перед тем, как говорить с ребенком, нужно самому для себя расставить все точки над «i». Ибо ребенок – не робот.

С подростками вообще сложно разговаривать. Потому что любой ваш запрет они проверяют «на вшивость». Поэтому позиция внешних регуляторов, правил и законов, «спущенных сверху» и обязательных к исполнению – проще.

Это же не мы решили. Это – норма. Мы тоже люди подневольные. С нас тоже требуют.

Беда в том, что ребенку это все «по барабану». Он, чтобы осознать правила, нащупать границы дозволенного, всегда анализирует, что можно, а что нельзя, где можно, а где – нельзя. И если он не понимает, что, скажем, прыгать по крышам действительно опасно (в кино же прыгают), и считает, что это просто глупый запрет взрослых, которые перестраховываются, то он будет прыгать просто потому, что это круто.

А внешний запрет – это не более чем правила игры. Вы же тоже выполняете не все законы? И, на самом деле, часто только делаете вид, что исполняете? Ну да, это игра такая: «вы делаете вид, что запрещаете, мы делаем вид, что выполняем». Мы знаем, что именно в эту игру вы играете с государством. Что ли, мы глупые? И не помним, как Марьванна инструктировала нас перед открытым уроком? Или не видим, как директор смолит в форточку в своем кабинете? Ага, в школе курить запрещено. «Плавали, знаем!»

Еще Карамзин заметил, что «строгость законов Империи Российской компенсируется необязательность исполнения таковых». Это наша давняя болезнь. Помните об этом, в очередной раз вводя странные и непонятные запреты для наших детей.

Во имя их блага, конечно.

Анатолий Шперх,

руководитель Школы инженерного мышления ЛНМО



Все "Комментарии"

система комментирования CACKLE

Подписка



Анонсы событий
Новости проекта

Укажите свой e-mail:




АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика": Cеминары и конференции | Библиотека | Сведения об организации
Адрес: Москва, 105187, ул.Щербаковская, д.53, стр.17, офис 207, тел. 8-495-247-58-00 E-mail: eureka@eurekanet.ru
Все права за Институтом проблем образовательной политики "Эврика" © 2001-2017


 Rambler's Top100