Инновационная образовательная сеть
АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика"

Пресс-конференция министра образования как навигатор, или какие темы могут быть первоочередными для экспертного сообщества

02 Февраля 2017 0:00

Александр Адамский, научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика»:

– На выходных посмотрел в записи пресс-конференцию министра О. Васильевой. Очень насыщенная по материалу и охвату, и многие темы были обозначены как своего рода ТЗ для обсуждения.
Министр довольно последовательно проявила важность деятельных общественных советов. Скорее всего, имелись в виду управленческие советы школ, сделал упор на общественную линию.
Я уже писал, как важно сейчас развернуть дискуссии по большому набору тематик, и в этом смысле пресс-конференция министра была своего рода навигатором – какие темы могут быть первоочередными для экспертного сообщества.
Я бы выделил три темы, прямо по тайм-коду пресс-конференции.

Первая: история с религиозной атрибутикой.

В воскресенье на «Эхе Москвы» в «Родительском собрании» эту тему уже обсуждали, и мне импонирует позиция Е.А. Бунимовича – простых решений нет.

Снова возвращаюсь к идее вариативности решений в образовательной политике. Видимо, все-таки сохранение единого образовательного пространства не достигается единственными на всю страну правилами и нормами. Как ни парадоксально это прозвучит, именно для сохранения общего образования, нужны гибкие решения для разных мест и школ. В теме хиджаба только проявляется эта проблема, и это, мне кажется тема для обсуждения. Можно ли развивать образование вариативностью в образовательной политике?

Вторая тема: московское образование.

Не думаю, что все так однозначно, как пишут в социальных сетях. Если смотреть на «материальную часть», т.е. на результаты работы системы, то на вопрос, «что делать с московской системой образования», есть вариант ответа – «изучать». По крайней мере – изучать. Потому что результаты впечатляющие: больше трети победителей всероссийских олимпиад – московские школьники, в международных олимпиадах – почти триумф: 9 золотых и 4 серебряных медалей по 6 предметам, причем по математике, физике, биологии, химии, информатике, географии. В 2016 году по стандартам международного исследования PISA Москва «проверила» себя на читательскую математическую грамотность – 6 место в рейтинге из 72 стран. Причем это было сплошное тестирование – 42 000 учащихся (15-летки) приняло участие.
Ну, не могут такие результаты быть случайными. Значит модель, которую выбрала Москва несколько лет назад – результативна?
Формула Москвы известна: «город постепенно переходит от прежней модели, когда небольшой ряд школ отбирал нужных этим школам учеников, через модель, когда семья выбирает нужную ей школу, к модели, когда семья в любой школе вместе со школой может выбрать и успешно качественно реализовать обучение по профилю, соответствующему интересам и способностям московского ученика». Эта формула уже столько раз произносилась, что сейчас даже трудно дать единый источник.
Значит, это работает?
Пару недель назад появилось исследование группы KPMG по использованию smart-технологий в образовании. В результате реализации проекта «Электронная школа» Москва в числе лидеров – мировых столиц, а по некоторым показателям («Инфраструктура и управление») – безусловный лидер.
Я подробно слежу за развитием образования в Москве, вижу большое число проблем. Одна из них – сохранение уникальных педагогических проектов, не вписывающихся в «индустриальный» принцип объединения школ. Но даже прозвучавшие на пресс-конференции примеры с секс-скандалами – это в том числе и порождение закрытых, замкнутых на себя школ. Размыкание таких школ и произошло.
…Есть испытанная административная форма оценки региональных моделей – заслушивание опыта региона на заседании коллегии министерства. Не хочу советовать, но может быть именно сейчас, когда министерство в поиске оптимальных решений, стоит проанализировать московскую модель непредвзято?
Третья тема: зарплата учителей.

Мне кажется, здесь важно вернуться к системе оплаты. Тезис о твердом соотношении в зарплате учителя 70\30 процентов – базовая и стимулирующая, таит в себе много опасностей. Ведь стимулирующая часть по определению не может быть постоянной. Это же функция от результата, качества, там много определяющих факторов. Если у каждого учителя 30% зарплаты – стимулирующая часть, то зачем она вообще нужна, если заранее известна эта величина?
В свое время разделение на базовую и стимулирующую было связано с эффективным контрактом, с идеей, что система оплаты труда станет механизмом повышения качества образования, станет действительно – стимулом. После начала реализации майских указов (указы от 7 мая 2012 г. № 599 и 597), нивелирование стимулирующей части стало очевидным фактом.
Честно говоря, не удалось и разработать объективный механизм определения результативности, и механизм общественного участия в этом процессе. Хотя министр О. Васильева абсолютно права в своей оценке возможностей управляющих советов – по закону они очень большие.
И здесь надо принять трезвое решение – либо отказаться от деления на базовую и стимулирующую часть в фонде оплаты труда, перейти на окладную систему, с учетом функционала труда учителя. Либо отказаться от уравниловки, вызванной ориентацией на «среднюю по региону», но тогда усилиться дифференциация уровня зарплат учителей.
…Мне кажется это важные темы, заданные на пресс-конференции министра 24 января, будем обсуждать.

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=765313663618100&id=100004184198552


Сергей Заир-Бек,

ведущий научный сотрудник НИУ-ВШЭ:

– Александр Изотович выделяет три важные, с его точки зрения, темы, которые заданы министром образования О.Ю. Васильевой на пресс-конференции. Но при всей кажущейся разнице в этих темах (одна – религиозная, другая – про московский опыт, третья – про оплату труда учителей) на самом деле они, как мне кажется, про одно. И об этом А.И. пишет: нет единых решений, невозможно выстроить общую генеральную линию, уравнивающую всех и вся, и важно сохранять вариативность в управлении.

Мы в прошлом году достаточно внимательно стали рассматривать результаты опыта Москвы. Действительно, те изменения, которые произошли в столичной системе образования за какие-то 4-5 последних лет, настолько масштабны, революционны по замыслам и не менее масштабны по своим последствиям, что это требует очень внимательного изучения, причем, в деталях. Что дало изменение самих принципов функционирования образовательной сети, насколько эти изменения устойчивы, каков баланс эффектов? Тут много интересного, небесспорного, но, в любом случае, очень важного для понимания как уже сделанного, так и перспектив для развития образования в наших крупнейших городах сегодня и на среднесрочную перспективу. Однозначно можно говорить о феномене московского образования в международном масштабе. Но насколько этот путь уникален, возможна ли его трансляция, если да, то в каком виде? Москва – это реализация принципа вариативности в действии. Означает ли это, что учет контекстных факторов и условий – важнее для выстраивания траектории развития, чем следование единой общей заданной сверху логике? Ответ на этот вопрос даст понимание для выбора общей стратегии развития образования.

То же самое можно сказать и о системе оплаты труда педагогов. Понимание того, что 70/30 – это не единое для всех и для каждого соотношение – принципиально важно. Конечно, сегодня, когда и такое соотношение для очень большого числа регионов – практически недостижимая мечта из-за очень серьезных проблем, связанных с экономическим кризисом, а также обязательствами по майским указам Президента Российской Федерации, формирование обязательного требования такого соотношения базовой и стимулирующей частей заработной платы может окончательно «добить» регионы, которые просто не потянут такое обязательство. Тогда в чем выход? Отказаться от деления на базовую и стимулирующую части? Где-то это и так фактически уже произошло. Но есть и такие регионы, где эта система продолжает работать, школы, педагоги там уже привыкли к этой системе, директора школ отмечают ее эффективность, а учителя очень не хотят возвращения к уравниловке. Неужели нужно единым решением сломать то, что доказало свою эффективность? Возможно, для разных регионов и подходы должны быть разными. То есть опять же, нет единого пути, есть выбор варианта исходя из серьезного анализа конкретных территориальных контекстов.

Ну и, наконец, то же самое можно сказать и о третьей выделенной А.И. Адамским теме. И слова А.И. о том, что «сохранение единого образовательного пространства не достигается единственными на всю страну правилами и нормами» – и есть то самое единое правило и единый принцип, который только и возможен сегодня.

Ханафи Гулиев,

директор МОУ СОШ № 2, г. ТырныаузЭльбрусского района Кабардино-Балкарской Республики:

– Начну с зарплаты. Учитывая складывающуюся ситуацию в стране, мало кто будет ратовать за отмену уравниловки. Это сюда же и борьба за единое образовательное пространство. Мне кажется, сама классно-урочная система предполагает окладную систему, с учетом функционала труда учителя. Министр образования Ольга Васильева обещала этот переход, но, наверное, не все так просто.
Результативность работы московской региональной модели образования, конечно, заслуживает изучения. Мне она нравится, но не потому, что она выдала много олимпиадников или стобалльников по ЕГЭ, а возможностью эффективного руководства системой образования в кризисное время, созданием современной инфраструктуры, равных условий и т.д.
Я согласен с Александром Адамским, что единое образовательное пространство не достигается единственными на всю страну правилами и нормами. Проблема не в платках или крестах, а гораздо глубже. «Как ни парадоксально это прозвучит, именно для сохранения общего образования, нужны гибкие решения для разных мест и школ». Нужен диалог с другими, не нашими, разными, необходима общероссийская дискуссионная площадка для обсуждения этих и других актуальных проблем, прежде чем по ним будут приняты управленческие решения.

Элла Алибекова,

заместитель директора школы №1354, г. Москва:
– Вопрос эффективно работающих управляющих советов в школах все более актуальным становится в школах, в которых не боятся самостоятельности и привыкают к ответственности за свою самостоятельность. Школы перестают бояться выносить на обсуждение важные вопросы по управлению, развитию и финансированию на рассмотрение УС. В Москве, например, предусмотрена добровольная аккредитация УС. Необходимо развивать горизонтальные связи в управлении системой образования – создавать открытые регулируемые и саморегулируемые открытые переговорные площадки. Если говорить об образовательном пространстве – оно ограничивается одними учебниками и программами? Уже столько лет мы слышим про ученика, переходящего в другую школу. А единых условий в регионах не будет, и может ли при определенно разных условиях быть единое определенное образовательное пространство? В статистике, думаю, может, цифры мы можем всегда подогнать, а вот в содержании, мне кажется, нет. Александр Изотович привел прекрасный пример с темой хиджаба. Мы, кстати, разбирали ситуацию с хиджабом в Ставропольском крае в магистратуре «Образовательная политика» в МГПУ с Игорем Реморенко.

В московской школе каждый ребенок может самоопределиться и быть успешным путем проб в городских проектах, используя массу возможностей. Обсуждения с тех же сетях про разрушение. По факту школы, которые в свое время по каким-либо причинам не вошлив состав крупных образовательных комплексов, стали неконкурентоспособными. Почему в Москве работает подушевое финансирование, а в регионах уходят на окладную систему? В Москве каждая школа заинтересована в детях. Ни один процесс не проходит сам по себе. Все связанно, все работает на результат – система независимой оценки качества, аттестация педагогов и директоров, ресурсы, технологизация. Московская школа – школа, в которую верит родитель, в которой хочет творить ребенок, и этот опыт должен распространяться.

«Ведь стимулирующая часть по определению не может быть постоянной. Это же функция от результата, качества, там много определяющих факторов. Если у каждого учителя 30% зарплаты – стимулирующая часть, то зачем она вообще нужна, если заранее известна эта величина?» Здесь речь о размере доли стимулирующих выплат в фонде оплаты труда (регион только рекомендует, например, в рекомендациях ДОгМ – не менее 30%, а в положении мы сами прописываем процент стимулирования). Ольга Юрьевна говорит о том, что руководители четко должны вести работу по оценке стимулирующих выплат.
Да, действительно – нивелирование стимулирующей очевидно. Но стимулирующая не должна стать инструментом манипулирования директора. Грамотно разработанное положение об оплате (в т.ч. и критериев стимулирующих выплат) могут стать для школы механизмом повышения качества. Я бы еще обратила внимание на ответ Министра о необходимости возрождения профориентация. На мой взгляд, очень интересная тема, с учетом неопределенности в мире профессий.



Все "Событие дня"

система комментирования CACKLE

Подписка



Анонсы событий
Новости проекта

Укажите свой e-mail:




АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика": Cеминары и конференции | Библиотека | Сведения об организации
Адрес: Москва, 105187, ул.Щербаковская, д.53, стр.17, офис 207, тел. 8-495-247-58-00 E-mail: eureka@eurekanet.ru
Все права за Институтом проблем образовательной политики "Эврика" © 2001-2017


 Rambler's Top100