Инновационная образовательная сеть
АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика"

Усилие без насилия

01 Февраля 2017 0:00

О педагогике для детей нового века в книге "Разбить стёкла теплицы"

1.

«Очень часто один и тот же метод приводит к прямо противоположным результатам. У ребёнка, перекормленного родительской любовью, любое ˝внушение˝ вызывает протест, установка границ –желание их нарушить. Но тот, кто был обделён вниманием, радуется даже ˝взбучке˝ как свидетельству родительского интереса. Для одного похвала –стимул к новым свершениям, другого похвалили –расслабился и ˝сел на шею˝.».Так звучит один из лейтмотивов этой необычной книги для родителей. В связи с ним представляется читателям и еёавтор: «Я тридцать лет работаю с детьми –благополучными, проблемными и детьми, оставшимися без попечения родителей, а также с родителями, чья жизнь была испорчена потерей любви и доверия своих детей. Эти годы убедили меня, что никакой компьютер не может точно предсказать результат того или иного педагогического воздействия».

Но к разговору о судьбах детей в современном мире Дмитрий Морозов подбирает именно метафоры «компьютерного века»: программа, сбой программы, форматирование диска, внешние вирусы… Именуя свой отказ от рецептов и простых формул «метапедагогикой», он комментирует его так: «…В метапедагогике вектор развития задаёт ребёнок, вернее, потребности его личностного роста и развития, осознанные взрослым... Основа метапедагогики – в признании права ребёнка на собственную программу развития. А, значит, и права на ошибку, на пробу, на испытание границ своей свободы, силы запретов и крепости обещаний».

В этой книге мне слышатся многие ключевые тезисы «Педагогики для всех» С.Л. Соловейчика. Сразу вспоминается, например: «…Но ответов на уровне ˝Что делать, если ребёнок…˝ нет, они живут, эти ответы, в другой сфере – в этической. К разочарованию многих оказывается, что никакого ˝правильного˝ голоса, тона, способа, приёма нет… Что всё зависит от того, что за человек отец, насколько доверяет ему мальчик, как сложились их отношения… Педагогику спрашивают: ˝Как сделать? ˝, а она отвечает вопросом: ˝А что вы за человек? ˝».

Теперь к подобным формулировкам автор и его читатели подходят из другого опыта, в обстановке иной эпохи и по-другому мыслящих поколений, на ином уровне жёсткости, в ином темпе и стиле изложения.

2.

У значимых педагогических книг, как минимум, «тройное дно», три измерения.

Они должны быть смыслоёмкими (если угодно – «теоретическими») книгами для профессиональных педагогов, где раскрываются, обосновываются опытом и логикой новые пути образования. Но это и практичные книги для родителей: они помогают понять жизненные ориентиры ребят разных возрастов, противоречия их развития; в них обсуждают характерные ситуации отношений с детьми, способы налаживания взаимопонимания, сотрудничества с ними. И одновременно –это книги, читаемые с увлечением, литературные произведения, интригующие, задевающее душевные струны читателя.

В круг выдающихся авторов «новой педагогической классики» в 2000-е годы вошло несколько новых имен. Одно из них – Дмитрий Владимирович Морозов, организатор общины приёмных семей и терапевтического сообщества «Китеж» в Калужской области.

Раз в несколько лет выходят томики его «педагогической поэмы»:«Техника безопасности для родителей детей нового времени», «Ваш приёмный ребёнок», «Поколение Китеж. Опыт построения сообщества».

«Разбить стёкла теплицы»– четвёртая из этих книг.

Само её название странным образом сдвигает вроде бы естественные представление о задачах гуманной педагогики: оказывается, она не столько о том, как создать «теплицу» для ребёнка, сколько про то, как научить дышать за её пределами.

3.

Китеж – построенный своими силами посёлок в Калужской области для нескольких десятков семей с приёмными детьми. Среди воспитанников есть те, кому ставят диагноз ЗПР и аутизм, есть бывшие беспризорники с опытом выживания в экстремальных условиях улицы, есть московские дети, которые при вполне благополучных родителях не ходят в школу, а зарабатывают приводы в милицию.

Морозов и его коллеги называют свой посёлок «терапевтическим», полагая среди главных своих забот «излечение детей-сирот от ненависти к миру и неверия в будущее». «В Китеже, – объясняет Морозов – не используют понятие перевоспитания, поскольку невозможно изменить прошлый опыт человека; дело родителей и педагогов – думать о том, что нужно восполнить и развить в ребёнке, дабы вернуть ему здравое суждение о мире.»

Восполнить пробелы в развитии, исправить сбои программы… Но отнюдь не педагогика программирования обсуждается в книге, а скорее (если следовать предложенным метафорам) «антивирусный софт»; не сочинение «программ развития личности», а то, как обеспечить для них условия позитивного «срабатывания».

·«У открытых, оптимистичных, внимательных родителей, эмоциональ­ная жизнь ребёнка похожа на уверенную прогулку по широкой ровной дороге, плавно ведущей вверх. В неблагополучной семье ребёнок идёт по эмоциям родителей, как по горной тропе, он спотыкается на порицаниях, сжимается на окриках, теряется при равнодушном молчании. Все силы уходят не на обучение, а на защиту собственной внутренней свободы. Мож­но ни разу не шлепнуть ребёнка, но так погрузить его в свое родительское вязкое, обтекающее сознание, что личная инициатива и тяга к самостоя­тельному, независимому познанию будут уничтожены».

Разговор в книге свободно переходит с одних тем и сюжетов на другие, но не раз возвращается к трём особо характерным типам ошибок (или упущений? или неумений?) близких взрослых в отношении к своим детям.

Первая из них наиболее естественна: склонность подменить «настроенную на будущее» программу ребёнка шаблонами, обкатанными собственным прошлым. Вторая – неумение увидеть за раздражающим нас дурными чертами характера нечто упущенное, то, что необходимо не подавить, а восполнить (или же помочь ребёнку превратить «недостатки» в стимулы для развития). А третья – с неумением научить детей защищаться от внешних «вирусных программ».

    ·Из цитат о первой ошибке: «…Не помню, кто из мудрых сказал, что дети – эти координаты будущего, которое сбывается на наших глазах. Но мы –взрослые, сами часто не готовы к встрече с будущим. Мы ищем в детях соответствия с прошлым, привычным, понятным. Когда не находим, начинаем злиться и приводить детей к привычным для нас формам поведения».

    ·О второй говорится, например, так: «…Жестокость в человеке есть отсутствие сострадания, умения чувствовать переживания другого человека, эгоизм –отсутствие постоянной заботы со стороны других людей, агрессия –форма привлечения внимания, когда все другие способы не дали результата, ложь –недоверие миру вокруг… И очень часто достоинства ребёнка вырастают из недостатков, а сильные стороны берут начало в слабостях и неисполненных желаниях, обидах и страхах».

    ·А вот цитата о третьей: «Только осознанность подарит детям иммунитет к манипуляциям и поможет стать хозяевами или программистами собственной судьбы. Учите детей видеть не яркие картинки реклам и мелькание образов в музыкальных клипах, а цели и намерения тех, кто их создает. Если ты разглядел злую тень и узнал ее имя, то она теряет власть над тобой.»

    ·За этой мыслью следует и ещё одно обобщение: «Мы должны осознать, что идёт битва сознательных родителей против рекламы и телевидения за будущее наших детей. И в этой битве у нас тоже есть свои преимущества: среди них –любовь, доверие, возможность общаться душами, возможность отвечать на самые затаённые, личные вопросы».

4.

«Наука нового взгляда на детей» обращена не к поиску чётких правил, а к пониманию природы проблем и решений, с которыми предстоит столкнуться родителям в новом веке.

…Учите детей трудиться и биться за победу, выносить опыт из каждого поражения.

…Учите их быть сильными и упорными в достижении цели, при этом тонкими, открытыми и мягкими с теми, кто окружает их.

…Учите детей жить в изменяющемся мире, радостно реагировать на каждый вызов, на всё новое, не ныть, а искать пути решения.

…Учите детей радоваться новому опыту, быть открытыми, собранными и внимательными, учите их осмысленно набирать информацию и перестраивать самих себя.

Так Дмитрий Морозов расписывает пожелания к «родительской педагогике».

Сообщество приёмных семей и ребят с детдомовским прошлым предельно обнажает многие из проблем, которые в обычных семьях воспринимаются размыто – как само собой сложившиеся обстоятельства.

В детях-сиротах нет изначального доверия к возникшей семье, для них её ценности – не более, чем странные запреты или ограничения. Происхождение многих привычек и странных реакций детей непонятно приёмным родителям. Взгляды приёмных ребят на перспективы своего будущего то и дело оказываются фантастичными. Первоначальные ожидания взрослых от усыновлённых детей слишком часто и быстро развеиваются. И т.д.

Но всё же различия заключаются скорее в мере и остроте, чем в сущности проблем, надежд и забот.

На сайте сообщества «Китеж» есть страничка с рассказами о мифах воспитания, которые мучительно преодолевались в его опыте. Вот фраза об одном из них: «Казалось, если просто любить детей, создать им комфортные условия, справедливый и добрый мир, то этого будет достаточно для полноценного развития. В начале строительства Китежа у приёмных родителей такое убеждение преобладало. Понадобилось несколько лет, чтобы принять необходимость специальной работы с душевными травмами детей-сирот».

Тогда возникло обучение профессии приёмного родителя, появились педагогические советы и малые группы, в которых совместно работали семьи, психологи и педагоги; стали целенаправленно искать и осваивать эффективные методы помощи детям и особые способы их образования (например, арт-терапию и ролевые игры).

Опыт «Китежа» выстраивает систему взаимных зеркал между семейной педагогикой нормальных и экстремальных измерений, между образованием домашним и общественным, между «школой для всех» – и школой для одного, совсем особенного. А ещё – между усилием ребёнка и самообразованием взрослого.

Родители в этом круге всё равно высвечиваются центральными фигурами воспитания, но только влияние на ребёнка оказывают не их назидания и придирки, а сам образ жизни. Такова одна из ряда выделенных «аксиом»[1] в книге Д.В. Морозова: «Если хотите, чтобы ребёнок изменил свое поведение по отношению к вам, изменитесь сами».

Вот и рекомендации, связанные с этой аксиомой: «Чем мы наполним пространство внутри нашего со-бытия, тем и наполнит­ся Образ мира ребёнка. Особенно рекомендую оптимизм, умение осознавать свои потребности и желания, ставить цели и находить силы и средства для их достижения, бодрость и сознательность, умение обора­чивать неприятности в источник опыта… И ещё: взаимодействие, а не лекция или наставление,— самый эффективный способ передачи ваших ценностей вашему ребёнку. Ребёнок верит практике, то есть жизни, но не верит словам.»

5.

…Две педагогические веры привычны в разговорах о «мягкости» и «жёсткости» воспитания, о роли насилия в образовании.

Первая вера. Человек учится и развивается только за счёт усилий. Но человек ленив и жаждет прежде всего комфорта; чтобы заставить его развиваться, необходима система требований и наказаний, жёсткий внешний порядок, страх и привычка подчиняться без размышлений.

Вторая. В каждом растущем человеке скрыто внутреннее стремление к развитию; именно внешнее насилие и запугивание подавляет его, а подчинение жёстким внешним правилам подменяет потребность во внутреннем нравственном порядке; человек, выросший в обстановке насилия, останется навсегда зависимым от внешних форм, определяющих его жизнь.

Но и «вторая вера» не отменяет того факта, что никакое развитие не даётся без усилия. И (по формулировке автора нашей книги) того, что «программы, заключенные в ребёнке, включаются только при определённых внешних обстоятельствах, как правило, под воздействи­ем близких людей».

На риторический вопрос: «Что может быть хуже педагогики насилия?» – последние четверть века дали нам уверенный ответ: педагогика безразличия.

Когда принципы гуманной педагогики воспринимаются только негативно: не требуй, не заставляй, не навязывай – то становятся отличной маской для полного безразличия к судьбам детей, педагогики имитации, пилатовского «умывания рук», юридически идеально безопасной для взрослого безответственности.

…Создать теплицу – и разбить в ней стёкла.

Отогреть душу ребёнка, создать «тепличную атмосферу», где ростки веры в себя, в мир, в людей смогут пробиться и окрепнуть в защищённой среде – но потом помочь выйти из теплицы в большой мир.

Что ж, такой себе проект в два такта? – сначала взаимодействуем с детьми мягко, а как окрепнут – то жёстко и решительно? Нет. Насилие окажется чаще всего пагубным на любом такте. И собственные усилия детям также потребуются не «после», а всегда.

Можно сказать, что вся книга «Как разбить стёкла теплицы» – о воспитании способности к усилиям.

Переход от «педагогики требовательности» к той «метапедагогике», о которой пишет Дмитрий Морозов, связан не с повышением меры благодушия в отношении детей; он ожидает от взрослых размышлений, решений, изобретений, моральных усилий, хитроумных способов и поводов сотрудничества с детьми.

Другого направления мыслей, другого словаря.

…Не предъявление требований – а создание условий.

Не обязанности – а возможности.

Не послушание важно – а душевный контакт.

Не отчёт о поведении – обратная связь.

Не запугать – вдохновить.

Нужно добиваться того, чтобы ребёнок прилагал усилия в ходе своей жизни и своего образования. И нужно добиваться этого без насилия, не пытаясь подменить стереотипами уникальную «программу» его судьбы.

Усилие без насилия – такова формула воспитания, к которой подводит нас книга Дмитрия Морозова.


[1]Вероятно, такие «аксиомы» справедливее считать леммами – не априорно принимаемыми, но доказуемыми утверждениями, на которые (так же, как на аксиомы) опираются дальнейшие доказательства.

Андрей Русаков



Все "ИнтерВести"

система комментирования CACKLE

Подписка



Анонсы событий
Новости проекта

Укажите свой e-mail:




АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика": Cеминары и конференции | Библиотека | Сведения об организации
Адрес: Москва, 105187, ул.Щербаковская, д.53, стр.17, офис 207, тел. 8-495-247-58-00 E-mail: eureka@eurekanet.ru
Все права за Институтом проблем образовательной политики "Эврика" © 2001-2017


 Rambler's Top100