Инновационная образовательная сеть
АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика"

Илья Колмановский: Меня уволили из школы за акцию против гомофобного закона

29 Января 2013 0:00

Меня уволили из лицея «Вторая школа». В пятницу я пришел к зданию Госдумы: голосовали за закон о запрете пропаганды гомосексуализма. Там была большая группа людей в масках, которые пели церковные гимны, швыряли яйца, распыляли перечный газ и грозили расправой нескольким однополым парам, которые, стоя у входа в Думу, целовались в знак протеста против этого закона. Девушек быстро унесли в автозак (под крики «Слава русскому ОМОНу»), и я остался в окружении людей в масках. У меня состоялся с ними публичный диспут; меня не побили, только кинули яйцо. В ходе полемики я упомянул, что я ученый и учитель; а потом в репортажах журналисты называли мое имя. Мои оппоненты быстро вычислили меня и мою школу, послали жалобы администрации, и уже в понедельник директор сообщил мне, что увольняет меня ради спасения школы.
 
О чем диспут 
Мои оппоненты говорили, что если увидеть, как целуются однополые пары, или услышать, что однополые пары равноправны, и что геи психически нормальны – можно сделаться геем. Я оспаривал это суждение как многократно научно опровергнутое: человек становится гомосексуалом или в утробе матери, или вскоре после (сочетание генетики и каких-то неизвестных пока факторов среды, но уж точно не плакаты и не личный пример – в семьях гомосексуалов обычно растут стрейты). Я говорил, что все исследования показывают, что гомосексуалы – психически нормальные люди, и мировое научное сообщество давно отвергло мысль о том, что это болезнь (как левшизм например). Я говорил, что как отец и учитель вижу опасность в том, что наше общество загоняет гомосексуальных подростков в подполье - это часто кончается суицидом. Я также говорил, что этот закон нацелен на то, чтобы посеять между людьми вражду, разделить наше и без того разрушенное общество.
 
Какая жалоба 
Жалобщики написали администрации, что они родители моих учеников (я уверен, что это неправда), и что я открыто признал себя геем; они просят оградить детей от меня. А если не оградят – они будут жаловаться выше и выше. Завуч (думая еще спасти меня) в ответ написал, прямо вечером в воскресенье, что нет, я отличный семьянин, но просто очень молодой и они выбьют из моей головы глупости.
Но уже в понедельник дело рассмотрел сам директор, взвесил риски – и уволил меня после семи лет работы, в разгар учебного года (всего же я преподаю 18 лет). Он сказал, что у него уже шесть таких жалоб, и он увольняет меня для спасения школы – с сожалением. Я спросил: всё, вернулись ТЕ времена? Он сказал, ТЕ времена никогда и не проходили (вспоминал, что сам и пострадал – когда Вторую школу разгоняли за диссидентов-учителей) – так что я должен был думать, когда подставлял школу под удар. Он также сказал мне, что формально будет мотивировать увольнение так: школа найдет штатного учителя, и отпадет нужда в совместителе. Я переспросил – решение окончательное.
 
Что я про это думаю 
Мне совестно перед учениками: я поставил под удар наше сотрудничество. Ребята, мне очень жаль, и я хочу извиниться за это перед вами. Я получал огромное удовольствие от наших встреч – вы всякий раз поражали меня способностью делать открытия прямо на уроке. Мы не успели закончить генетику; и еще осталась теория эволюции и экология. Я всегда буду рад отвечать на ваши вопросы или помогать как-то еще – у вас есть мой мейл. Я надеюсь, что вы сделаете все, чтобы моему преемнику было комфортно работать с вами – это будет самым взрослым и правильным с вашей стороны.
Мне жаль директора и наших отношений. Ему виднее – его начальство и правда непредсказуемо и опасно; школа и правда висит на волоске финансово (из-за нового закона об образовании).  
Я не мог поступить иначе. Есть ситуации, когда больше нельзя молчать; «когда покончат с евреями и коммунистами – придут за тобой, и уже некому будет тебя защитить». Я знаю, что должен был выступить в защиту прав этих меньшинств и против мракобесия, против вражды, против разделения нации по любому признаку. Я должен это сделать еще и потому, что я – не гей. Простите за пафос: мы должны закрыть этих людей плечами еще и потому, что потом – наша очередь. Наступил момент, когда молчать – еще опаснее, чем говорить. Мы должны заговорить все вместе, одновременно – и тогда страх и ненависть схлопнутся как карточный домик, и мы вернемся в школы.
 
 
 
Ханафи Гулиев, директор школы №2, г. Тырныауз, Кабардино-Балкарская республика:
- Я лично не читал этот закон, мне и, думаю, многим у нас в стране он действительно неинтересен.  Если бы спросили, является ли рекламой открытое проявление чувств в общественном месте, я бы ответил, что скорее да, чем нет.  Как человек не осуждаю Илью Колмановского и как  директор не уволил бы его по своей инициативе, но деятельность, которой он занимается, является политической, демонстративной. Перед принятием решения для меня было бы важно выяснить, предупредил ли он власти, что собирается устраивать публичный диспут перед Думой в пятницу или нет?  В какое время он это делает, не в рабочее ли? Если его действия подпадают под административный кодекс, если он нарушает закон, его деятельность может быть несовместима с работой в школе. Закон надо соблюдать всем и везде, другого пути нормального у нас нет. Образование - прямой инструмент управления нашим будущим, в котором умным и законопослушным должно быть все общество. Мне очень нравится  читать дневник второклассника на сайте "Эврики". Всем учителям было бы полезно читать и обсуждать на педсоветах эти свидетельства ученической комедии: насаждение страха и жестокость среди детей, мокрые полы и тяжелые портфели, "школьное двоемыслие" и вши, подавление и принуждение к послушанию и при этом обязанность выражения любви и благодарности к тем, кто их принуждает. А мы, по сути, ведь начали обсуждать то, каким быть учителю, его права и обязанности, в том числе неписанные.
 
Александр Асмолов, академик РАО:
- Ситуация с Ильей Колмановским - индикатор того, что в  нашем обществе нарастают карательные процессы. Когда свобода слова, свобода мнения, свобода открыто высказывать свои суждения карается, и тот, кто желает высказаться, должен  молчать, - это  показатель того, что возвращается культура страха, культура стыда, в то время как культура совести еще не появилась.
Если учитель выказывает свое мнение, выражает свое отношение как человека к закону о запрете пропаганды гомосексуализма, - это его право. Но третировать его за это, применять к нему административные меры - это, на мой взгляд, преступление. Это позорное явление и для системы образования России в целом, и для системы образования Москвы. Мы начали с закона подлецов, я имею ввиду «закон Магнитского», который фактически лишил сирот права обрести семью, а детей –инвалидов, может быть, единственной возможности поправить здоровье, только потому что Государственная Дума его приняла, система так решила. Шаг за шагом мы постепенно превращаемся в карательную страну, где руководствуются девизом итальянских фашистов времен Муссолини: "Друзьям - все, врагам - закон". Многие говорят, что возвращается 37-й год. Но я уверен: дважды в одну реку войти нельзя. И нельзя дважды войти в 37-й год.  Наступают другие времена, и от нас зависит, чтобы мы не стали страной репрессий.
 
Павел Карпов, директор школы №261, г. Москва:
- Я очень хотел позвать к себе Колмановского еще осенью, но не смог вступить в контакт, на электронною почту он не ответил, а может, адрес был "не тот". Мне не ясна вся ситуация, уверен: она сложнее, чем просто участие в митинге, это, скорее, повод. Ковальджи для Овчинникова гораздо более проблемный кадр, чем Колмановский, это точно. Но я бы, как минимум, пригласил для очного разговора все стороны конфликта - возмущенных родителей, самого виновника торжества, администрацию и, возможно, детей, если есть самоуправление, то есть  весь состав управляющего совета.
 
Александр Пименов,  директор Центра образования №975, г. Москва:
-  Сегодня обсудил эту ситуацию со старшеклассниками. Итог:
1) над этим учителем учащиеся подсмеивались бы, не взирая на то, что сам учитель традиционной ориентации;
2) он заслуживает уважения за смелость в выражении своих взглядов (особенно с учетом первого пункта);
3) данный законопроект ("против пропаганды") поддерживают 100 % учащихся.
Интересно, а как его ученики восприняли эту ситуацию?
 
Наталья Митряева, учитель русского языка и литературы, директор гимназии № 14, г. Улан-Удэ:
- Если честно, у меня, как у учителя и руководителя образовательного учреждения, вызывает некоторое недоумение не столько проблема пропаганды гомосексуализма (на мой взгляд, она надуманная и не самая актуальная для сегодняшней России), сколько очередная попытка в уличении в этой самой «пропаганде» учителя. Сразу вспоминается история ещё одного Ильи – Фарбера (не очень счастливым оказалось это имя для современного образования). И уже совсем для меня непОнятым остаётся решение директора, хотя и утверждающего, что истинная причина увольнения всего лишь в совместительстве.   Можно долго и разными способами объяснять учащимся, что такое свобода, собственная позиция, собственный выбор, ответственность за собственные поступки, но современного ученика не обманешь – он особенно остро чувствует фальшь со стороны взрослого. Он будет верить этому самому взрослому только при условии, что у того в наличии все эти «собственности». И доверие увеличится  во много раз, если этим обладателем окажется учитель. Иначе получится, как у Губермана: 
У нас пристрастие к словам-
Совсем не прихоть и не мания;
Слова необходимы нам
Для лжи взаимопонимания.
Современное образовательное пространство гораздо шире, нежели урок, где единственным транслятором знаний был учитель. И если ребенок (не дай, Бог!) найдет «дополнительную информацию» о великих  представителях истории, литературы, искусства и спросит об этом на уроке учителя? Ответ учителя тогда можно тоже принять за «пропаганду»? А «не ответ»? 
В значении имени Илья есть такие понятия как «крепость», «сила», «вера». Хочется верить, что сильные личности, крепость их позиции к происходящему в нашей стране  докажут «нужность» такой свободы, когда внутри у каждого человека пространство будет «обширней камеры наружной», которое и позволит сделать каждому свой, собственный выбор и нести за него ответственность. 
 
 
 
 
 



Все "Событие дня"

система комментирования CACKLE

Подписка



Анонсы событий
Новости проекта

Укажите свой e-mail:




АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика": Cеминары и конференции | Библиотека | Сведения об организации
Адрес: Москва, 105187, ул.Щербаковская, д.53, стр.17, офис 207, тел. 8-495-247-58-00 E-mail: eureka@eurekanet.ru
Все права за Институтом проблем образовательной политики "Эврика" © 2001-2017


 Rambler's Top100