Инновационная образовательная сеть
АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика"

Мои университеты

11 Января 2012 0:00

Сколько университетов нужно России? Заменит ли когда-нибудь компьютер человеческий мозг? Зачем полетит на орбиту спутник "Ломоносов"? Об этом и не только корреспондент "РГ" беседует с ректором МГУ имени М.В. Ломоносова академиком РАН Виктором Садовничим.
 
Виктор Антонович, на самом высоком уровне сегодня говорят, что стране нужны классические университеты, которые занимались бы научно-исследовательской работой. А что делать с плохими вузами?

Виктор Садовничий: У вузов, которые дают некачественное образование и у которых нет собственного педагогического и научного потенциала, надо отзывать лицензию. Некоторые вузы стоит укрупнять. Но этот путь годится не для всех. Есть хорошие самобытные университеты, они дают хорошее качество, и они очень нужны.
 
Еще один способ - перепрофилирование вузов. Надо обязательно использовать академическую мобильность студентов. Не обязательно их учить все время в одних стенах. Можно предлагать программы в других центрах. Необходимо создать российскую систему академической мобильности. Повышение качества высшего образования - серьезный вопрос, он требует систематической работы всей системы образования. И без решения этой задачи мы скоро потеряем авторитет и традиции нашего образования.
 
Сколько университетов нужно России? Может, достаточно двух?
 
Виктор Садовничий: Нет, не согласен. Что, например, может заменить Кабардино-Балкарский университет, который не только дает качественное образование, но и является центром культуры на Северном Кавказе? Есть прекрасные университеты в Белгороде, Воронеже, Челябинске, Республике Саха (Якутия), Хабаровске. Нет возможности перечислить все. Все хорошие университеты мы обязаны сохранить.
 
Иногда говорят: нам нужно 50, 100 университетов. Я боюсь этих цифр. Я бы пошел с другого конца, определил нижнюю планку - минимум университетов, без которых не обойтись, минимум требований к приборной и материально-технической базе, профессорско-преподавательскому и научному составу. Исходя из этого можно проводить реорганизацию, укрупнение и т.д.
 
"Ломоносов" к старту готов
 
Правительство России утвердило программу развития МГУ до 2020 года. Какие задачи уже решены?
 
Виктор Садовничий: Программа развития университета финансируется из двух источников - бюджета и собственных внебюджетных средств. Эти деньги можно использовать только для покупки оборудования. Для иных целей они непредназначены. Поэтому в университете идет серьезное обновление оборудования. Определено около десяти приоритетных направлений развития: в том числе исследования космоса, супервычисления, медицинский центр, биотехнологии, науки о земле и цикл гуманитарных исследований.
 
МГУ - единственный в мире университет, который систематически запускает спутники. Уже запущены спутники "Татьяна-1", "Татьяна-2", российско-индийский спутник "Ют-Сат". Готов к запуску четвертый тяжелый спутник "Ломоносов", который мы создавали в сотрудничестве с учеными Японии, Мексики, США. И в этом году, надеюсь, "Ломоносов" будет запущен. Сейчас решается вопрос с ракетой.
 
Какие задачи он будет выполнять?

Виктор Садовничий: Нас интересует изучение высоких слоев атмосферы - на высоте около 800 километров. Очень любопытны различные излучения, присутствующие в этом поле, например, только что открытые так называемые спрайты или транзиентные излучения. Продолжатся исследования радиации, элементарных частиц в атмосфере - все это очень важные вопросы.
 
Следующий приоритет - это супервычисления. Им в МГУ придается большое значение. Сейчас нам удалось увеличить мощность своего суперкомпьютера до 1,6 Пфлопс, и в мировых рейтингах суперкомпьютеров наш всегда на достойном месте - где-то от 13 до 17-го. А по графическим вычислениям мы на втором месте в мировом рейтинге.
 
А кто первый?

Виктор Садовничий: Американцы или китайцы. При этом впереди нас нет ни одного университета. Суперкомпьютеры созданы только в Национальных мировых центрах - американских, японских, китайских, немецких. Эта задача другим университетам, наверное, не под силу. МГУ тут в каком-то смысле исключение.
 
Инженер по спецзаказу
 
В МГУ уже есть несколько инженерных факультетов, а недавно вы объявили, что хотели бы открыть еще один. Зачем?

Виктор Садовничий: Первым открылся факультет биоинженерии и биоинформатики. Потом - фундаментально-инженерный факультет. Я говорю о факультете фундаментальной физико-химической инженерии. Его возглавляет вице-президент Академии наук Сергей Михайлович Алдошин, который одновременно является директором научного центра в Черноголовке, где есть сеть институтов именно такого профиля. И студенты-старшекурсники будут иметь возможность работать там на оборудовании и установках.
 
Я считаю, что фундаментальное образование должно быть связано с подготовкой специалистов, умеющих использовать высокотехнологические установки и работать для получения результатов, определяющих уровень высоких технологий. В свое время членами Академии наук избирались такие выдающиеся люди, как Королев, Ильюшин, Туполев, Черток и многие другие. Они ведь были не только учеными, но и генеральными конструкторами. Привлекая науку институтов, академий, эти люди делали высокотехнологичные изделия, которые были самыми конкурентоспособными в мире. Я хотел бы, чтобы в университете был факультет, дающий подобную подготовку. Выпускники которого, обладая фундаментальными знаниями, были бы готовы стать конструкторами уже новой формации. В таких направлениях, как новые материалы, медицина, нанотехнологии. Не рядовыми инженерами, а теми, которые понимали бы, что такое современная установка, какой новый материал можно получить в результате исследований, какое изделие можно создать..
 
Назовите самые крупные открытия, которые сделали ученые МГУ за последнее время.

Виктор Садовничий: Они связаны с нашими приоритетными направлениями развития, например, с космосом. Там открыты новые явления: в частности, распределение так называемых спрайтов, о которых я упоминал. Оказалось, что эти излучения почему-то расположены вдоль экватора. И тут для ученых огромное поле работы. Это открытие сделано большим коллективом исследователей, в том числе НИИЯФ и нескольких факультетов МГУ. Очень интересное открытие сделано на факультете фундаментальной медицины. Эта работа связана с постгеномными исследованиями. Разработаны препараты, которые стимулируют рост кровеносных сосудов и нервных волокон в поврежденных тканях.
 
Талант? Учись бесплатно
 
У МГУ большая сеть филиалов в странах СНГ. Насколько востребовано там образование на русском языке?

Виктор Садовничий: Сейчас у нас пять филиалов - в Севастополе, Астане, Ташкенте, Баку, Душанбе, где учатся 3000 человек. Идут переговоры о создании филиала в Ереване. С каждым годом число программ в филиалах МГУ растет. Например, в самом молодом филиале в Душанбе открыты новые программы по госуправлению, лингвистике, механике материалов, физической химии. Набор студентов здесь вырос вдвое.
 
Есть планы по развитию филиала в Баку, готовятся к обновлению Севастополь, Астана, Ташкент. Все филиалы активно поддерживают первые лица государств, а финансирование, за исключением Черноморского, ведется в основном из бюджетов тех государств, на чьей территории они находятся. В филиалы стран дальнего зарубежья в этом году зачислено 662 человека.
 
А сколько студентов из стран СНГ учится в МГУ в Москве?

Виктор Садовничий: Примерно 600 человек. В том числе около 100 самых талантливых - бесплатно. Многие студенты приехали по линии президентских программ стран СНГ. Например, из Казахстана - 50 человек, Узбекистана - 40, Азербайджана - 6. МГУ считает одной из своих главных задач укрепление сотрудничества на постсоветском пространстве. В рамках этой деятельности МГУ, к примеру, принял активное участие в работе международного научного форума в Астане, конференции в Минске, посвященной развитию университетов.
 
Недавно были на Бакинском Муждународном гуманитарном форуме под патронажем президента Азербайджана Ильхама Алиева. К слову, в госуниверситете Баку я провел заседание секции "Современные технологии и глобальные катастрофы", где выступил с научным докладом. Буквально через день мы принимали участие в Киевском форуме творческой и научной интеллигенции, он прошел на базе Киевского национального университета им. Тараса Шевченко. Вообще, форумы творческой и научной интеллигенции государств - участников СНГ я считаю исключительно важными и крупнейшими в области гуманитарного сотрудничества. Они проходят уже в шестой раз.
 
На таких мероприятиях у ректоров вузов есть возможность неформально пообщаться друг с другом? Или они только делают научные доклады?

Виктор Садовничий: Форумы, конференции - прекрасная возможность для общения, в том числе - неофициального. В Киеве было много встреч представителей двух ведущих научно-образовательных структур СНГ - Евразийской ассоциации университетов и Международной Ассоциации академии наук. К слову, Евразийская ассоциация университетов в свое время была создана в МГУ. Правда, тогда она называлась Ассоциация университетов СССР, а затем стала называться Евразийской. За 20 лет нам удалось сохранить и укрепить связи. Такие межуниверситетские контакты очень важны, так как они позволяют развивать образовательное и научное единство. И сейчас, с появлением Таможенного, Евразийского союзов, это имеет особое значение.
 
Матанализ для Пушкина
 
Почему лучшие результаты в математике показывают именно молодые? На мехмате даже защита докторских обычно бывает на пять-десять лет раньше, чем на других факультетах.

Виктор Садовничий: Знаете, у меня на первом курсе преподавал Олег Сергеевич Ивашов-Мусатов. На первом же занятии по матанализу он сказал: "Вы должны решать задачи лучше, чем я". Мы были в растерянности: "Почему?" - "Потому что у меня в голове уже много другого, а у вас все знания свежие!". И молодые, действительно, лучше решают конкретные задачи. А взрослые скорее лучше обобщают, прогнозируют...
 
А чем объяснить, что среди профессоров и академиков почти нет женщин-математиков?

Виктор Садовничий: Мне преподавала академик Ольга Арсентьевна Олейник. Сейчас на механико-математическм факультете есть академик Горячева. Правда, она не математик, а механик. Но все это очень близкие области. Кстати, на днях вышла книга академика Юрия Золотова "Выборы в Академию наук", которую я с удовольствием прочитал. Автор как раз затрагивает вопрос о женщинах-академиках и приводит примеры из истории. Они подтверждают: женщин в академии наук было не так уж и мало. А среди работающих в МГУ преподавателей и научных сотрудников женщин примерно половина. Разве что меньше дам среди заведующих кафедрами.
 
Вас ведь и великий Колмогоров учил? Вот интересно, зачем Колмогоров исследовал стихи Пушкина с помощью матанализа?

Виктор Садовничий: Колмогоров был широкомыслящим ученым. Он, например, задумался над вопросом: можно ли когда-нибудь заменить человеческий мозг компьютером? Я слушал его лекцию на эту тему, когда он и другие выступающие в Актовом зале Главного здания МГУ пришли к выводу: компьютер и мозг отличаются восприятием бесконечности. И одним из аргументов был ответ на вопрос, может ли компьютер написать стихи, как Пушкин? Ответ был - нет. Потому что для того, чтобы написать хорошие стихи, нужна душа. Компьютер - это конечная модель, а мозг - бесконечность, как и космос. Колмогоров очень интересовался строением русского языка, так называемой структурной лингвистикой. Вы знаете, кто был его аспирантом? Наташа Солженицына, мне помнится, она как раз занималась этой темой.
 
Говорят, в прежние годы студенты не расходились с факультета до поздней ночи, а услышать решение теоремы можно было даже в коридоре. Сейчас есть такие увлеченные студенты?

Виктор Садовничий: Точно так и было. После занятий мы ходили по коридорам 14 или 16-го этажей, где располагался мехмат и спорили о том, что засело в голове. В те годы даже родилась шутка: для того, чтобы написать диссертацию, надо пройти несколько кругов по коридору. Помню, по понедельникам был семинар Гельфанда, он начинался около семи вечера и заканчивался где-то в одиннадцать. Мы обычно потом еще долго не расходились. Сейчас таких увлеченных на мехмате, конечно, меньше. Я веду математический семинар по исследованию математических проблем сложных систем. Приходит примерно 300 человек. На прошлых заседаниях, посвященных моделированию движения вод Каспийского моря и Мирового океана, открытию новой планеты наподобие Земли, было примерно столько.
 
Студент в 12 лет
 
В прежние годы именно на мехмате училось больше всего вундеркиндов, которые поступали чуть ли не в 12 лет. Сейчас, я знаю, вы не очень поощряете такие эксперименты. Почему?

Виктор Садовничий: Потому что видал результат. Стать студентом в 12-13 лет - слишком большое опережение. Ребенок должен пройти все стадии своего физиологического и психологического роста. Поступить в вуз на год-два раньше других, наверное, допустимо. Но не на три-четыре года и более. Может, некоторые мамы, которые считают, что их ребенок самый талантливый, со мной не согласятся. Но если мальчик или девочка, допустим, быстро считает или делит в уме четырехзначные цифры, это, скорее всего, не талант, а какое-то особое свойство мозга на данный период. У нас были студенты, которые жили вместе с мамами в общежитии и даже вместе ходили на лекции. Все это не очень успешно закончилось.
 
Их что, потом выгоняли?

Виктор Садовничий: Учеба порой заканчивалась драматически. С другой стороны, мне встречались талантливые студенты, которые поступали в МГУ в том же возрасте, как и остальные, и добивались потрясающих успехов. Это, например, Сергей Конягин, который только что стал членом-корреспондентом РАН. Помню, в 70-е годы прошлого столетия я проводил студенческие олимпиады по математике, на которых всегда побеждал один и тот же человек - студент Конягин.
 
И среди нынешних студентов тоже есть очень способные. Я недавно получил в Башкортостане премию и перед Новым годом разделил ее денежную составляющую между пятью самыми способными студентам МГУ. Ребят выбрал сам, все они - из глубинки, среди них есть не только математики, но и физик, биолог, географ. Считайте, что это была премия моих научных симпатий.
 
Мне встречались очень одаренные люди среди учителей математики. Три года назад я встретился с победителем конкурса "Учитель года" Наташей Никифоровой из Магнитогорска. Я был председателем жюри, сидел на ее уроках, вижу: она мастер. Спрашиваю: "Где училась?" Оказывается, в Магнитогорске. "А кто вас учил?" Она говорит: "Владимир Васильевич Дубровский!" А это же мой самый талантливый ученик, он потом стал доктором наук и уехал преподавать в Магнитогорск.
 
Сейчас модно оценивать преподавателей по рейтингу. И некоторые вузы такие рейтинги составляют. У вас они есть?

Виктор Садовничий: Мы этот вопрос обсуждаем, пока он для нас не однозначный. Но рейтинг цитирования в МГУ уже составлен. Правда, пока по естественно-научным и техническим факультетам, около 450 ученых по результатам рейтинга получили премии. Проблема в том, что за границей имеют вес публикации в англоязычных научных журналах. А наши ученые печатаются, в основном, в российских изданиях. Этому две причины - языковая и историческая. Мы ведь всегда считали, что наши журналы самые лучшие, а тут вдруг английский язык всех переборол и стал международным.
 
Наши ученые говорят: если мы будем печататься только за границей, зачем тогда нужны наши издания? Еще один аргумент для учета публикаций на русском языке - гуманитарные исследования. Сколько специалистов на Западе будут читать и цитировать работу по русской филологии? Единицы. Так что одновременно с публикациями в иностранных журналах надо думать о том, как поднимать авторитет своих. Может, стоит давать публикации сразу на двух языках? Мы предлагаем создать двуязычный электронный журнал и сделать его читаемым на Западе.
 
За чей счет?

Виктор Садовничий: За счет МГУ. Но цитирование все же не самый очевидный показатель успеха ученого. Возьмем работу коллектива из 500 человек на коллайдере. Допустим, там работает молодой исследователь. Его фамилия сразу же оказывается в верхних строках рейтинга. А рядом на кафедре работает ученый, доказавший бессмертную теорему, которая вошла в учебник, но в рейтинг он не попадает. Так что я не очень горячий сторонник рейтингов преподавателей. Хотя студенческий рейтинг лекторов у нас есть. Студенты выбирают на факультетах лучших, с их точки зрения, лекторов. Среди таких, выбранных студентами лекторов и моя дочь Инна, которая преподает на факультете вычислительной математики и кибернетики математический анализ.
 
Телеграмма в личное дело
 
Говорят, вы попали в университет по совету мастера из шахты, где работали в юности?

Виктор Садовничий: Я работал в забое, а мой друг Николай Майоров, который считал, что я математик от бога, был мастером по электричеству. Мы вместе учились в вечерней школе, до этого он окончил техникум и был, как сказали бы сейчас, очень продвинутый. Он решил поступать в МГУ и позвал меня. А я к тому времени уже отправил документы в Белорусскую сельхозакадемию. Тогда он заявил, что сам отправит мои документы в Москву. Его жена была начальником почты на шахте. Она сумела найти мои документы уже на почте в Горловке. Так мы с Колей Майоровым и приехали в Москву, за что я ему очень благодарен. Он окончил юридический факультет, работал следователем, потом возглавлял отдел аспирантуры вузов, принадлежащих МВД. Между прочим, поступить в МГУ мне помог еще один мастер шахты, где я работал, - Анатолий Петрович Ершов. Документы на мехмате сразу у меня не взяли. В приемной комиссии сказали: "Не хватает комсомольской характеристики!" Я вечером послал телеграмму начальнику своего участка Ершову. Он в тот же день телеграммой выслал характеристику, которая до сих пор есть в моем личном деле.
 
Трое ваших детей связали судьбу с математикой, все окончили мехмат МГУ. Кем хотели бы видеть внуков?

Виктор Садовничий: У меня четверо внуков, двое еще совсем маленькие, а двое постарше. Они точно, на сто процентов, будут математиками. Можете потом проверить. Кстати, я был против того, чтобы сын пошел работать в университет. Он окончил МГУ и работал преподавателем в Колмогоровской школе-интернате, потом его взяли на кафедру. Кафедра сама выделила для него ставку. Причем без всякого моего участия.
 
Много в МГУ научных династий? И чем династия отличается от семейственности?

Виктор Садовничий: Семейственность я неприемлю. К сожалению, есть в университете некоторые семьи, члены которых работают только потому, что принадлежат к определенной семье. Но есть и настоящие научные династии, такие как Ильины, Скулачевы, Хохловы, на мехмате была династия Гусаровых и многие другие. В целом я за настоящие научные династии - те, которые создают имя и славу МГУ.
 
В свое время вы были в комиссии МГУ по разбирательству персональных дел. Какие уроки вынесли из столь щекотливого поручения?

Виктор Садовничий: Я в то время был очень молодым человеком, но меня тем не менее назначили председателем этой комиссии парткома. В состав ее входили очень авторитетные и уже достаточно пожилые люди. Главный урок, который я тогда получил, - надо стараться зря никого не обидеть и быть порядочным.
 
То есть вы себя ничем не запятнали? Никого не выгнали, не наказали безвинно?

Виктор Садовничий: Безвинно - никого, клянусь! У меня были сложные дела и фамилии тех, кого разбирали на комиссии, я даже сейчас не могу вам назвать. Многие из этих людей до сих пор работают в МГУ и благодарят даже сейчас за то, что из-за нелепого случая их судьба не поменялась. Моральные вопросы - кто кому изменил, кто от кого ушел - не самые трудные. Бывали дела и посложнее.
 
60-е годы были эпохой физиков и лириков, 90-е - юристов и экономистов. А какое время сейчас?
 
Виктор Садовничий: Думаю, что развитие общества идет по синусоиде и возвращаются одни и те же ценности, только на другом уровне. 50-60-е годы были временем физиков, в 90-е годы появились гуманитарные ценности. Экономика, философия, история стали другими, в журналистике был взлет, появились открытия в археологии, архивном деле. Сейчас мы находимся как бы на нейтральной позиции, проходим ось, но в сторону естественно-научных ценностей. Человечество стоит на пороге новых открытий, позволяющих по-иному жить. Я не сомневаюсь, будут открыты новые законы, явления, способы достижения тех или иных технологий, мы будем больше понимать мир, в котором живем, проникнем глубже в тайну материи. Человечество просто обязано идти в этом направлении, иначе оно не выживет. А чтобы совершать открытия, надо делать упор на естественно-научном знании.
 


 
 
 
 



Все "СМИ об образовании"

система комментирования CACKLE

Подписка



Анонсы событий
Новости проекта

Укажите свой e-mail:




АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика": Cеминары и конференции | Библиотека | Сведения об организации
Адрес: Москва, 105187, ул.Щербаковская, д.53, стр.17, офис 207, тел. 8-495-247-58-00 E-mail: eureka@eurekanet.ru
Все права за Институтом проблем образовательной политики "Эврика" © 2001-2017


 Rambler's Top100